Хлорпротиксен в наркологии

Ю.В.Быков, Р.А.Беккер

Хлорпротиксен – низкопотентный типичный антипсихотик, известный с 1959 г., когда он был впервые выведен на рынок компанией Lundbeck. По химическому строению является алифатическим производным тиоксантена и первым в серии известных тиоксантеновых антипсихотиков (позже семейство производных тиоксантена пополнилось зуклопентиксолом, флупентиксолом, тиотиксеном); J.Ravn и соавт., 1980.

Несмотря на то что хлорпротиксен принято относить к традиционным, или типичным, антипсихотикам, он обладает рядом «атипичных» свойств, которые дали основание авторам Техасского алгоритма лечения психозов называть хлорпротиксен наряду с такими традиционными антипсихотиками, как тиоридазин (Сонапакс), а также отсутствующие в России локсапин и молиндон, – «somewhat atypical» («слегка атипичным»). Таким образом, хлорпротиксен занимает, в некотором роде, промежуточную нишу между традиционными типичными антипсихотиками и атипичными (Mental Health Connections, 2012).

Хлорпротиксен обладает седативной и снотворной активностью, которая в основном обусловлена наличием у него выраженной H1-гистаминоблокирующей и a1-адреноблокирующей активности (J.Ravn и соавт., 1980; М.Д.Машковский, 2012). Гипотензивное действие хлорпротиксена опосредуется в основном блокадой a1-адренорецепторов периферических сосудов, гипотермическое – блокадой D2-рецепторов центра терморегуляции гипоталамуса, противорвотное – блокадой D2-рецепторов триггерной зоны и рвотного центра (J.Ravn и соавт., 1980; М.Д.Машковский, 2012). Хлорпротиксен также обладает сильным противозудным действием, обусловленным блокадой H1-гистаминовых рецепторов кожи и слизистых оболочек (H.Neyen, 1963; М.Д.Машковский, 2012).

Еще одна особенность хлорпротиксена – антидепрессивная активность (E.Petersen, 1981; М.Д.Машковский, 2012). Механизм антидепрессивного действия хлорпротиксена сложен и до конца не прояснен, но, согласно одной из гипотез, он обусловлен способностью данного препарата преимущественно блокировать пресинаптические a2-адренорецепторы (так же, как это делают миртазапин, миансерин, клозапин; E.Petersen, 1981) и тем самым повышать центральную норадренергическую активность и, подобно «классическим» антидепрессантам, таким как имипрамин и циталопрам, вызывать десенситизацию центральных a2-адренорецепторов (L.Antkiewicz-Michaluk, 1985). А возможно, это объясняется тем, что он, обладая, как и все тиоксантены и фенотиазины, трициклическим строением, характеризуется, в отличие от большинства тиоксантеновых и фенотиазиновых антипсихотиков (и сходно с левомепромазином, тиоридазином, клозапином, также обладающими антидепрессивными свойствами), «правильными» для трициклического антидепрессанта углами между кольцами в молекуле и имеет свойства сильного ингибитора обратного захвата моноаминов – серотонина и норадреналина (M.Tatsumi и соавт., 1999). Или же, может быть, играет роль сильная способность хлорпротиксена блокировать 5-HT2A- и 5-HT2C-серотониновые рецепторы, повышать содержание серотонина в центральной нервной системе и количество 5-HT2A- и 5-HT2C-серотониновых рецепторов, а также его свойства 5-HT1A парциального агониста, что в сумме сближает его с атипичными антипсихотиками и с такими антидепрессантами, как тразодон, миансерин, миртазапин (T.Wander и соавт., 1987; L.Antkiewicz-Michaluk, 1986).

Хлорпротиксен в малых дозах давно (c 1960-х годов и по настоящее время) используется как успокаивающее средство при тревожных состояниях, нарушениях сна (самостоятельно и в сочетании со снотворными, транквилизаторами, антидепрессантами), кожном зуде и др. Однако целесообразность его использования в «малой психиатрии» некоторыми специалистами сегодня оспаривается на том основании, что он, хотя и редко, способен вызывать экстрапирамидные, нейроэндокринные и иные нежелательные побочные эффекты, которых нет у бензодиазепинов (А.В.Городничев, 2012).

Сравнительно недавно было обнаружено, что хлорпротиксен является сильным антагонистом рецепторов 5-HT6 (Ki=3,08 nM) и 5-HT7 (Ki=5,31 nM); E.Glusa, H.Pertz, 2000; B.Roth и соавт., 1994. Воздействие на 5-HT7-рецепторы также может объяснять наличие у него анксиолитической, антидепрессивной, анальгетической активности и его сильное нормализующее влияние на циркадные ритмы и архитектонику сна, в то время как воздействие на 5-HT6- и 5-HT7-рецепторы может объяснять «про-когнитивные» эффекты, меньшее по сравнению с хлорпромазином негативное влияние на когнитивные функции больных (P.Hedlund, 2009).

Показано, что введение хлорпротиксена в средних дозах до 500 мг/сут или левомепромазина в средних дозах до 300 мг/сут больным с героиновой абстиненцией приводило к купированию не только соматовегетативных и психических (инсомния, тревога, агрессивность, возбуждение), но и алгических проявлений абстиненции, чего не наблюдалось при применении хлорпромазина в сопоставимых дозах (H.Schanda и соавт., 1982; O.Presslich и соавт., 1983; Konig P., 1979). Авторы связывают этот факт с наличием у хлорпротиксена и левомепромазина анальгетической активности. По данным российских авторов, хлорпротиксен также положительно зарекомендовал себя при лечении психических расстройств и купировании абстинентного синдрома на фоне героиновой наркомании (С.Н.Авдеев и соавт., 2001).

При алкогольной абстиненции наблюдается гиперчувствительность a2-адренореактивных структур, и хлорпротиксен наряду с клонидином способен эффективно ее уменьшать (J.Balldin и соавт., 1992). В другом исследовании показано, что комбинация хлорпротиксена и карбамазепина не менее эффективно уменьшала проявления алкогольного абстинентного синдрома, измеренные по шкале общей психопатологии алкогольного абстинентного синдрома (AWIP), чем комбинация карбамазепина и клонидина (K.Bokstrom, J.Balldin, 1992; J.Balldin, K.Bokstrom, 1986). Хлорпротиксен пытались применять даже при купировании алкогольного делирия (J.Boucek, 1982; M.Sainsbury, 1975; A.Masciocchi, A.Marino, 1962).

В то же время хлорпротиксен в наркологии не лишен и некоторых недостатков. Одним из них является способность, подобно алифатическим фенотиазинам (хлорпромазин, промазин и др.), сильно понижать судорожный порог, вызывать коллаптоидные состояния, провоцировать делирий или удлинять и утяжелять его течение (E.Tagashira и соавт., 1981). Это заставило авторов данного японского исследования предостеречь от бездумного использования хлорпротиксена для седации и купирования абстиненции у пациентов с алкогольной, барбитуровой или бензодиазепиновой зависимостью и особенно – от попыток за счет применения седативного эффекта хлорпротиксена снизить «замещающую» дозу фенобарбитала или бензодиазепинов, поскольку хлорпротиксен оказывает лишь седативное действие, но не предотвращает абстинентные судороги, а, наоборот, усиливает (потенцирует) и удлиняет их и повышает риск их возникновения (E.Tagashira и соавт., 1981).

По данным некоторых авторов (Е.А.Казутина, 2004), следует избегать назначения хлорпротиксена у больных с гепатитом С на фоне купирования опийного абстинентного синдрома, так как данный препарат оказывает гепатотоксическое действие.

Хлорпротиксен показал эффективность при психической патологии у лиц, страдающих алкогольной зависимостью (М.Ю.Дробижев, 2001).

Оставить ответ